Залог успеха реставрации Любчанского замка

Подробнее

Любчанский замок: непростой путь культурно-туристического возрождения

Инна Гармель, по www.tio.by

Почему энтузиасты, которые восстанавливают старую резиденцию Кишек и Радзивиллов, выпрашивают деньги, борются за жизнь уникального замкового комплекса? И почему в этом им никак не «поможет» новая госпрограмма «Замки Беларуси» на 2012-2018 годы? ..

Иван ПечинскийЗа этим необычным, в чем-то — отчаянным, проектом по возрождению замка в Любче на земле Новогрудчины, — давно слежу. И дело не только в журналистском интересе. Энтузиазм Ивана Печинского, его многочисленных соратников просто заставляет, если не материально, физически, то морально «участвовать» в процессе. Мое твердое убеждение: опыт такого, с широким волонтерском движением, возрождения замка на Беларуси еще предстоит как-то проанализировать, чтобы не потерять для потомков. Вот и недавно, получив приглашение на очередной годовой отчет о деятельности благотворительного фонда «Любчанский замок», поспешила на встречу …

Правда, после отчета, длившегося почти три часа, а участники продолжили обсуждение еще и на улице, — мысли разные заполонили. Что это было — встреча единомышленников, острая дискуссия с конфликтным подтекстом? Или просто — реальная картина того, как сегодня в стране «легко» дается общественно полезное дело? Между прочим, не так давно, правительственным постановлением № 17 от 6 января 2012 года, утверждена Государственная программа «Замки Беларуси». Казалось бы, энтузиастам вроде тех, кого объединил Любчанский замок, сплотило его будущее, должно стать проще … Но — куда там!

Впрочем, директор фонда Иван Печинский начал отчет все же не с проблем, а с новой информации. Оказывается, в Инвентаризации 1601 года сообщается о третьей башне с куполом, которую имел Любчанский замок! Она была покрыта белой жестью, как и вторая, Въездная башня. Дело в том, что ранее считалось, что третья башня была наполовину не достроена. И что, оказывается, четвертая башня была деревянная, поэтому, видимо, до сих пор не найден ее фундамент. Значит, появился повод для серьезного осмысления дальнейших путей по корректировке общей концепции реставрации, с учетом этих новых фактов.

— Что касается сметы, то в прошлом году выполнено работ на 970 миллионов рублей, — заверил Иван Печинский. — Удачно поработали, ведь в прошлом году освоили столько же средств, сколько за все предыдущие годы восстановления. Если подсчитывать примерную эффективность каждого вложенного рубля … Где-то под 800 процентов получается «рентабельность». Кстати, очень благодарны мы «Приорбанку», что потратил в прошлом году 100 миллионов рублей — пожалуй, самый значительный вклад от этого финансового учреждения …

Феномен Любчанского замкового проекта в том, что это, по сути, — большое волонтерское дело. Причем, можно смело говорить, — международного уровня. Волонтеры из Австрии, Польши, Латвии, Германии, России в прошлом году потрудились на ниве замкового возрождения в Любче. А всего, задумайтесь, в прошлом году волонтеров «перевернулось» на замке — 249! Молодые люди без копейки зарплаты «подняли», к примеру, такую ​​нужную часть дела, как раскопки, гидроизоляцию фундаментов Угловой башни.

— Замок не дает нам и минутки успокоения! — Иван Печинский, как всегда, буквально «дышит» делом своей жизни и передает свой же порыв молодежи. — Казалось, хорошо исследовали Въездную башню… А во время работы выяснилось, что были на ней когда-то гзымсы (карнизы) на двух уровнях, каждый — длиной по 40 метров. С этим пришлось также повозиться — именно работа с гзымсами отняла слишком много времени, которое можно было бы «пустить» на другие работы. Но такое внимание к деталям — наше, если хотите, кредо. Не можем делать тяп-ляп: потомки не простят такого отношения к наследию!

Кстати, акцентирует Печинский, энтузиасты-возрожденцы очень ответственно подходят к каждому проектному решению. Выполняется следующая процедура: сначала решение принимается большинством голосов в пределах архитекторской группы из семи человек, спорные вопросы выясняются с помощью специалистов-реставраторов. Оформляется протокол с подписями, затем принятое решение рассматривается научным руководителем проекта.

Нужна общая концепция и проектно-сметная документация. А средств на их разработку нет …

Удивительная вещь: сколько десятков лет, до инициативы энтузиастов из благотворительного фонда «Любчанский замок», этот объект культурно-архитектурного наследия в Беларуси … фактически никому не был нужен.

— Мы, открывая почти десять лет назад большую благотворительную работу, — рассуждал во время отчета Иван Печинский, — искренне мечтали о том светлом дне, когда появится программа типа «Замков Беларуси», и мы, наконец, перестанем клянчить, выпрашивая копейки на самое необходимое! Вы знаете, сколько нужно финансовых и человеческих усилий — для разработки одной лишь проектно-сметной документации, которую сегодня требуют от нищенского фонда? Наши возможности ограничены, поэтому мы разрабатываем документацию по кускам, поэтапно — в пределах возможности и благотворительности организаций и специалистов, которые помогают делу возрождения Любчанского замка. Получается, что наша же инициатива … наказуема? Почему в государственной программе не запланированы средства хотя бы на разработку проектной документации? Разве не хороший вариант, чтобы ее разработку заказал и профинансировал Новогрудский райисполком? А мы со своей стороны — выполним работу? Впрочем, кому или чему наиболее нужен восстановленный Любчанский замок? Той земле, на которой он стоит, и территории, которая может иметь от него реальные туристические доходы!

Слушая Печинского, поймала себя на мысли: а может, для райисполкома — многовато замков, и средства из Любчанского замка забрали, перекинули на более «близкий», Новогрудский?

Замок в Любче

Замок в Любче

Там, где и конь еще не валялся, средства — будут

— Девять лет мы работали самостоятельно, самоотверженно, — с горечью констатирует Иван Печинский. — Не просили ничего у государства. Что получили сейчас? Помощь? Разве — в моральном плане, не больше. Выходит, заметьте, что, согласно госпрограмме «Замки Беларуси», благотворительный фонд «Любчанский замок», после Новогрудского райисполкома, назначен вторым ответственным исполнителем за восстановление объекта? Интересно, а почему никто не спрашивает, способны ли мы и дальше тащить этот воз? Сколько еще запала осталось в тех же волонтеров?

Обеспокоенность директора фонда понять можно. Печинский даже поставил вопрос перед теми же волонтерами ребром, учитывая, что деятельность фонда на 80 процентов зависит от их участия. Иван Антонович спросил, может ли фонд дальше рассчитывать на помощь искренней, усердной, неравнодушной молодежи? Парни, девушки заверили: они не бросят дело на половине пути.

Слушаешь красивых, умных, креативных людей — и стыдно становится за державу, его подходы к реализации той же программы «Замки Беларуси». Безусловно, очень нужной, но — кому? Чиновникам — для самоотчетов? Или все же делу возрождения национального замкового наследия? Между прочим, от него на сегодня осталось не так и много. Когда-то на белорусских землях было около 150 замков! Сейчас — в той же госпрограмме сказано про работы на 38 объектах …

Государство привыкает, что кто-то обязательно сделает?

— Скоро, надеюсь, отметим десятилетие, как начали спасать замок в Любче, — так рассуждает Владимир Гилеп, бывший заместитель министра культуры Беларуси, председатель попечительского совета благотворительного фонда «Любчанский замок». — Заметьте, дело возбудила общественность. На то время, в 2003 году, о замках Беларуси мало кто думал всерьез, с перспективой — не только по сохранению наследия, но и включения восстановленных сооружений в туристический оборот. Что изменилось в отношении государства с течением времени? На мой личный взгляд, оно начало … привыкать, что кто-то что-то делает на замке, и слава Богу?

Дело, по большому счету, в том, что на государственном уровне нужно учиться консолидировать, концентрировать, направлять средства на действительно перспективные объекты! — убежден бывший заместитель министра культуры Беларуси. — Вот мы обсуждали, что сделано на Любчанском замке в 2011 году … Думаю, надо провести подобные отчеты по Мирскому, Несвижскому замках, по усадьбе в Красном Берегу, что на Жлобинщине. Чтобы обобщить, применить потом наработанный опыт, уберечься от каких-то ошибок — их хватает, кстати, во время восстановления отечественных замков. Но, наверное, надо смотреть правде в глаза: рассчитывать на то, что сейчас государство найдет миллиарда рублей и «кинет» их именно на Любчанский замок, не приходится …

Граница благотворительности и «упрямые» чиновничьи нормы

— Надо понимать — есть предел всякой добродетели! — Добавляет директор фонда. — Пока получается парадоксальная ситуация: средствами, пусть и небольшими, замке в Любче помогают как раз те, у кого … денег даже для себя маловато! Но — помогают, так как понимают — не хлебом единым … К примеру, на сегодняшний день самую большую спонсорскую помощь фонду оказывает ОАО «Центр по регенерации культурных ландшафтов и территорий», за что буквально стою на коленях перед директором А.Н. Кропатавым. И это при том, что мы должны платить ему, так как он является научным руководителем.

Печинский говорит, что ему уже некрасиво обращаться в проектные учреждения, которые помогают фонду. Потому, что они сами едва сводят концы с концами и даже не всегда вовремя выплачивают скромную зарплату своим сотрудникам. Почему бы не поддержать их? Или хотя бы компенсировать хотя за часть того, что уже сделано?

— Не хочется думать — тут «созревает»
какое-то дискуссионный противостояние — мол, есть энтузиасты, а есть — Минкульт — заметила Оксана Смотренко, заместитель начальника управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Республики Беларусь. — С 2003 года мы — вместе с этим проектом, хотя и приходилось спорить, что-то выяснять, но — шли вперед, вот что главное! Есть нормы, процедуры, которые нельзя обойти! При восстановлении любого белорусского замка нужно, чтобы имелись проектная документация и смета. От органов местной власти должен быть запрос о разрешении на разработку проектно-сметной документации …

Все упирается, считает Оксана Смотренко, в пока не очерченную точно позицию властей Новогрудчины. Местные чиновники не нашли еще путей функционального, концептуального использования … замка. Но ведь в таком случае закрадывается сомнение: болит у местных чиновников голова об уникальном объект?

Бурные диалоги с представителями отдела культуры Новогрудского райисполкома

Меня в какой-то момент буквально «поглотила» дискуссия вокруг реализации, безусловно, важной и нужной программы. Вместе с тем сложилось впечатление, что представители Новогрудского райисполкома, которые, кстати, впервые присутствовали на подобной отчете, якобы … с неба свалились. И только то и делали, что сыпали соль на раны, огорчая еще больше и так озабоченных, встревоженных энтузиастов: вместо того, чтобы выразить благодарность волонтерам за их благотворительную работу, объяснить, почему райисполкомом согласована программа восстановления Любчанского замка только за средства, которые должен найти , привлечь только благотворительный фонд …

Наконец, логичным было бы получить ответ от новогрудских чиновников и еще на один поставленный вопрос: почему никто не спросил у фонда, сможет ли он потянуть этот воз и возродить замок до 2018 года? Приведу далее кое-что из бурных диалогов — выводы делайте сами …

Сначала Яна Марчук, волонтер, дипломированный инженер садово-паркового строительства, которая три года занимается исследованием местного парка, работает над проектом его восстановления, возмутилась. Девушку взволновало заявление специалиста отдела культуры Новогрудского райисполкома Аллы Забавский, что «Любчанский парк не сохранился, не является ценностью, вообще, опасен, а вокруг же — живут люди …» Оказалось, что Забавский ничего не знала об прежние решения Гродненского облисполкома о сохранении парка. И о том, что с марта 2011 года в управлении по охране историко-культурного наследия и реставрации Минкульта рассматривается вопрос о придании парку статуса историко-культурной ценности.

Яна Марчук эмоционально, убедительно отметила:

— Замковый регулярный липовый парк в Любче — один из немногих подобных, которые сохранились еще на Беларуси! Он еще много лет послужит развитию туристического потенциала Любчи. Парк представляет собой довольно специфический тип немецких канонических садов, сформированный системой аллей вокруг детинца древнего замка и фольварка. В начале XX века владельцы замка Фальц-Фейны дополнили парк экзотическими деревьями.

Неужели надо истребить парк, который вместе с восстановленным замком стал бы местом притока туристов на землю Новогрудскую? Парк сохранился на 70 процентов … Мы будем бороться за него и дальше!

Почему еще есть повод сберечь, а не вырубить парк? Исполняющий обязанности начальника отдела культуры Новогрудского райисполкома Семен Новик ответил так:

— Может, парк и имеет большую ценность … Но он не находится на балансе райисполкома! То есть, до сих пор не определено, кто же является собственником этих «зеленых насаждений». Имеем такое право, кстати, только на дворец и флигель. А если объект не состоит на учете официально, с ним очень сложно работать.

Семен Новик добавил, что сам замок (как я поняла, башни и оборонительные сооружения) пока также не имеют собственника. На что член правления фонда, историк, правовед Михаил Шлепков отметил: «Вот как восстановим замок — собственник найдется быстро!»

Оксана Смотренко пообещала, что со статусом парка все же определятся — на одном из ближайших заседаний научно-методического совета при Минкульте.

Возмущение собравшихся вызвало и заявление Аллы Забавский, что благотворительным фондом ведутся реставрационные работы без проектно-сметной документации, и что дальше ею, как ответственной сотрудницей за охрану памятников, будет выписано предписание на запрет работ. На что Иван Печинский ответил:

— Ответственным исполнителем реставрации Любчанского замка является Новогрудский райисполком. А это значит, что у вас нет проектно-сметной документации … Получается, в то же время вы согласовали программу, в которой не предусмотрены средства ни из местного, ни из республиканского бюджетов? И как вы можете требовать от фонда сметную документацыю, когда решением Новогрудского райисполкома из-за отсутствия финансирования фонда разрешено выполнять работы хозяйственным образом (то есть, без разработки смет)? А что касается проектной документации, то на те работы, что нами выполняются, она есть, и ежегодно под эти работы райисполком от Министерства культуры получает разрешения на проведение работ, Фонду же направляются копии этих разрешений … Непонятно, почему вам об этом неизвестно? И почему вами не были выписаны предписания, когда разваливались Угловая и Въездная башни, затекал флигель, как сейчас затекают карнизы дворца? Почему нет никаких «предписаний» на незаконные постройки, препятствующие запланировать раскопки?

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, мне же показалось, что сотрудники исполкома не были подготовлены к обсуждению болезненных, проблемных вопросов с людьми, которые уже десятый год бьются за Любчанскую ценность. Им, по логике, первым надо беспокоиться о том, чтобы сохранить тот же парк!

— Единственное, что лично в моих силах (и сейчас это сложно Печинскому запретить. — И. Г.), — продолжать дальше исследования, восстановление Любчанского замка, — с горечью отмечает в ответ на чиновничьи реплики директор фонда «Любчанский замок» …

«Чтобы людьми зваться …»

-Зачем мы так бурно дискутируем? — Подытожил член попечительского совета фонда первый проректор Учреждения образования «Международный экологический университет имени А.Д. Сахарова » Владимир Красовский. — Только диалог, конструктивное сотрудничество помогут завершить дело, которое начато для того, чтобы будущие поколения белорусов могли смело «людьми зваться» …

Добавлю к словам Владимира Ивановича Красовского только одно: по всему видно, реализация госпрограммы «Замки Беларуси» не ожидается легкой …

Насколько воссоздается оригинальность и сохраняется аутентичность Любчанского замка?

Продолжается реставрация замка Криштофа Радзивилла в городском поселке Любча Новогрудского района. Этот объект включен в Государственную программу «Замки Беларуси». Любчанский замок был возведен в 1581 году. Четыре башни, дворец и крепостные стены составляли замкнутый четырехугольный внутренний двор. Сохранился дворец и две башни.

Подробнее

Подвижник(интервью с директором благотворительного фонда «Любчанский замок» Иваном Антоновичем Печинским)

Елена МОЛОЧКО I 30 мая 2012 г. www.nv-online.info

25 вопросов человеку, которому «больше всех надо»

Сначала — кратко: не олигарх, не финансовый магнат, не тайный миллионер Корейко, а бизнесмен средней руки и просто благородный человек Иван Антонович Печинский, опираясь на личный энтузиазм и идейность, за собственные средства, а также редкие пожертвования благотворителей, восстанавливает замок в поселке Любча Новогрудского района — памятник архитектуры XVI века. Конечно, у него есть помощники, сподвижники. Вокруг себя Печинский собрал небольшую инициативную группу, создал Фонд Любчанского замка, к которому подтягиваются иногда весьма скромные средства.И все-таки не деньги восстанавливают замок в Любче, а личная инициатива честных людей. Под руководством Ивана Печинского, которому “больше всех надо”. И вот уже смотрит на Неман возрожденная из руин Угловая башня, расчищены вековые, никак не меньше, завалы мусора на территории замчища, идет планирование дальнейшей реконструкции памятника. Глядишь, придет время — и рядом с Миром появится еще один древний архитектурный ансамбль. Охраняемый государством, но восстановленный за народные средства.Фантазии? Вообще-то белорусов в романтичности не упрекнешь. Мы, по общему убеждению, люди осторожные, порой даже равнодушные и вообще не амбициозные — “как есть, так и ладно”. Чтоб подняться толокой и за здорово живешь, “без финансирования” начать работать — раз в год в субботник, пожалуйста. Но регулярно на все выходные-проходные-отпуска? Я таких примеров из новейшей истории не припомню. Но, выходит, есть среди нас исключения, и Иван Печинский — как раз тот самый случай. Подробнее